Начало войны.

 

В 3.30—4.00 22 июня на фронте от Балтийского моря до Карпат началась артиллерийская подготовка. Тысячи орудий и минометов открыли огонь по пограничным заставам, районам расположения войск, штабам и оборонительным сооружениям. Вражеская авиация нанесла первоначальный удар по всей западной пограничной полосе, от Баренцева до Черного моря, на глубину свыше 400 км. Массированным воздушным налетам подверглись многие советские города: Мурманск, Лиепая, Рига, Каунас, Минск, Смоленск, Киев, Житомир и др. Удары были нанесены по военно - морским базам: Кронштадту, Измаилу, Севастополю. Чтобы нарушить управление войсками, немецкие самолеты бомбили узлы и линии связи.

Эту же задачу решали диверсионные группы из полка «Бранденбург», сброшенные на парашютах в первый же час войны.

В это утро в один и тот же час - 4. 15 передовые батальоны дивизий ударных группировок начали переправу через Западный Буг. Военные действия охватили всю западную границу СССР, от Баренцева до Черного моря. После усиленного артиллерийского обстрела, после ожесточенной бомбежки пограничных объектов около двухсот германских, румынских, венгерских дивизий вторглись на советскую землю. Фашистские войска приступили к осуществлению так называемого плана «Барбаросса» - плана похода против СССР, тщательно разработанного в 1940 г. генералами гитлеровской Германии.

Ближайшая стратегическая цель плана "Барбаросса" заключалась в уничтожении советских войск, находившихся в западной приграничной полосе, путем смелых операций с глубоким продвижением вперед танковых соединений. Основными стратегическими объектами считались Ленинград, Донецкий бассейн, Москва и Центральный промышленный район. При этом имелось и виду, что, если русские окажут упорное сопротивление, наступление на Москву и в Донецком бассейне можно развернуть лишь после, ликвидации противника в Прибалтике, овладения Ленинградом и Кронштадтом, а также уничтожения советских войск на Украине и выхода на рубеж, р. Днепр.

В соответствии с этим планировалось осуществить наступление тремя ударными группировками на трех стратегических направлениях. Группировка, сосредоточенная в Восточной Пруссии (группа армий "Север"), наносила удар в общем направлении на Псков, Ленинград. Другая группировка (группа армии "Центр") наступала из района восточнее Варшавы на Минск, Смоленск; задача третьей группировки (группа армий "Юг"), сосредоточенной в районе Люблина, заключалась в нанесении удара на Житомир, Киев. Помимо этого, намечались вспомогательные удары с территории Финляндии на Ленинград и Мурманск и с территории Румынии на Могилев - Подольский и Кишинев.

Перед нападением на Советский Союз вооруженные силы Германии имели почти полную укомплектованность, сравнительно высокий моральный дух, хорошее оснащение; боевой техникой, располагали опытом проведения кампаний в Европе.

Советская сторона могла противопоставить противнику 22 июня только 83 дивизии общей численностью, включая; укрепленные районы и части усиления, не более 900 тыс. человек, около 17 тыс. орудий и минометов, до 1 тыс. танков, и 1330 самолетов.

Вместе с войсками РККА первый удар противника принял на себя личный состав 47 сухопутных и 6 морских пограничных отрядов, 9 отдельных пограничных комендатур и 11 полков оперативных войск НКВД, насчитывающих около 100 тыс. человек. В крайне невыгодных условиях, часто не успев, занять оборонительные рубежи, вступали в бой и стрелковые дивизии первых эшелонов армий прикрытия.

Положение сторон и дислокация пограничных войск западных округов к началу войны.

Генеральным штабом РККА был разработан "План обороны государственной границы 1941 г." на период стратегического развертывания вооруженных сил. Штабы приграничных военных округов разработали и представили в Генштаб в период с 5 по 20 июня планы обороны границы, но рассмотреть, а тем более отработать их в войсках не удалось. И это одна из, причин неорганизованного вступления в войну войск западных приграничных округов.

Основной задачей армий прикрытия, дислоцированных вдоль государственной границы на глубину 100 - 150 км, было обеспечение сосредоточения и развертывания главных сил Красной Армии, мобилизации в стране. По вине высшего военно - политического руководства с началом войны из 42 дивизий, которые предполагалось развернуть непосредственно на границе лишь незначительная часть, успела, занять предусмотренные планом рубежи обороны. Остальные соединения имели на границе в лучшем случае по одному полку. Большинство войск располагалось в пунктах их постоянной дислокации, в лагерях, удаленных от границы на 8 - 20 км и более. Артиллерия многих стрелковых дивизий и зенитные средства находились на полигонах, саперные части - в инженерных лагерях.

Таким образом, к началу войны размещение советских войск, предназначенных к отражению агрессии со стороны фашистской Германии, не обеспечивало своевременного сосредоточения и развертывания нашей группировки. Войска, не будучи приведены в боевую готовность и не закончив стратегического развертывания, оказались рассредоточенными на фронте в 4, 5 тыс. км и в глубину более чем на 400 км.

Участие пограничных войск в боях и сражениях в приграничных районах условно можно разделить на два периода.

Первый период включал боевые действия рассредоточенных пограничных частей на рубеже дислокации пограничных застав в непосредственной близости от линии государственной границы. Продолжался этот период с начала артиллерийской и авиационной подготовки противника до отхода пограничников на рубеж обороны войск прикрытия.

Второй период включал боевые действия пограничных частей после отхода их на рубеж обороны войск прикрытия в условиях, когда пограничные подразделения были сосредоточены при штабах пограничных комендатур и отрядов и поступили в оперативное подчинение командиров соединении Красной Армии.

Анализируя сложившуюся обстановку, нельзя не высказать мнение, что потери пограничников от первого огневого налета вражеской артиллерии могли быть меньшими, если бы был сделан правильный вывод из обстановки, сложившейся на границе к моменту начала войны и отдан приказ пограничным частям оставить помещения и перейти в оборонительные сооружения.

Для принятия такого решения были все основания. Разведка пограничных войск к 21.6 1941 г. имела большое количество данных о том, что война начнется в ближайшие дни. К исходу 21 июня и в ночь на 22 - е были получены сведения от перебежчиков, что немцы перейдут в наступление в 4. 00 22.6 1941 г.

Данные пограничных нарядов о том, что на всем протяжении границы на сопредельной стороне слышен шум моторов, стук повозок, виден свет фар автомобилей, неопровержимо подтверждали - идет выдвижение значительных группировок войск, в том числе и танковых, к границе.

Эти данные были известны начальникам пограничных войск Белорусского, Украинского и Молдавского пограничных округов. В 2. 00 22.6 они были доложены начальнику Главного управления пограничных войск, находившемуся в эту ночь на участке 87 - го пограничного отряда Белорусского пограничного округа, и его заместителю в ГУПВ. Но никто из них должным образом не реагировал на эти очевидные факты и не отдал приказа пограничным частям занять оборонительные сооружения. А отдать такой приказ они имели возможность, ибо распоряжений, которые бы запрещали пограничникам занимать оборонительные сооружения в тот период, не поступало. Не получили пограничные части такого распоряжения даже тогда, когда в 2.00 22.6 Генеральный штаб отдал приказ западным приграничным военным округам о вводе в действие плана прикрытия границы. В этом заключалась одна из очевидных ошибок командования пограничных войск.

Между тем нельзя не отметить, что 21.6 начальник пограничных войск Ленинградского пограничного округа генерал - лейтенант Г. А. Степанов по своей инициативе отдал приказ заставам о занятии оборонительных сооружений в опорных пунктах.

Приказ такого же содержания в первой половине ночи с 21 на 22. 6 был отдан и начальником 106 - го Таурагенского пограничного отряда подполковником Головкиным. Благодаря разумной инициативе начальника потери в личном составе от артиллерийской подготовки противника в этом отряде были значительно меньше, чем в соседних пограничных отрядах.

Начальник погранотряда Украинского округа майор Я. Д. Малый, получив данные от немецкого солдата-перебежчика о том, что 22 июня начнется война, решил немедленно проинформировать об этом командира 41 - й стрелковой дивизии прикрытия. И тот на свой страх и риск привел свои части в полную боевую готовность и приказал им занять оборонительные рубежи согласно плану прикрытия границы. Такая мера оказалась как нельзя кстати: дивизия в течение шести суток сдерживала натиск восьми немецких дивизий.

В первые часы войны пограничники вступили в бой с передовыми отрядами и разведывательными подразделениями врага, усиленными артиллерией и танками, которые должны были ликвидировать пограничные заставы, проделать проходы п проволочных заграждениях, захватить переправы через пограничные реки.

На захват застав немецкое командование отводило полчаса.

Пограничникам приходилось вести бой с превосходящими силами противника, владеющим абсолютным превосходством в боевой технике. И все же ни одна застава не отошла без приказа.