Возвращение из безызвестности.

В. Мартынов

А. Меженько

С. Садовников

Д. Соколов

14 июля 1941 г. в связи с неблагоприятным исходом приграничных сражений и в целях остановки продвижения противника, командованием было принято решение о развертывании фронта резервных армий с задачей заблаговременной организации обороны на московском стратегическом направлении. Командующим фронтом резервных армий был назначен начальник войск Белорусского пограничного округа генерал - лейтенант И. А. Богданов.

В этот фронт вошли шесть общевойсковых армий, в четырех из которых командующими были назначены генералы пограничных войск: 29 А - заместитель наркома внутренних дел по пограничным войскам генерал - лейтенант И. И. Масленников; 30 А - начальник войск Украинского пограничного округа генерал - майор В.А. Хоменко; 31 А - начальник войск Карело - Финского пограничного округа генерал - майор В. Н. Долматов; 24 А - начальник войск Прибалтийского пограничного округа генерал - майор К.И.Ракутин.

Одним из «белых пятен» в истории Великой Отечественной войны до последнего времени была судьба родоначальника Советской Гвардии, командующего 24 - й армией генерал-майора Константина Ивановича Ракутина.

Кадровый пограничник, один из самых молодых генералов Красной Армии, он прошел все ступеньки командирской лестницы. По окончании Тамбовских военных курсов участвовал в боях с белополяками, с белогвардейцами на Дальнем Востоке, в штурме Волочаевки. Будучи комендантом отдельной Охотской комендатуры, организовал поход пограничников и местных активистов - добровольцев к «полюсу холода» против банды, поставившей себе цель отторгнуть Якутию от Советского Союза. Прошел школу гражданской войны, успешно стажировался в должности помощника командующего армией во время советско - финляндской войны. После окончания Военной академии им. М. В. Фрунзе работал в учебных заведениях, командовал пограничным отрядом, возглавлял штаб войск Ленинградского пограничного округа и в 1940 г. был назначен начальником пограничных войск Прибалтийского пограничного округа.

Вступив 15 июля 1941 г. в командование 24 - й армией, К. И. Ракутин непосредственно руководил взятием Ельни. Писатель Константин Симонов, ставший свидетелем боев за Ельню, наиболее точно, наверное, охарактеризовал значение этого сражения: «Сама по себе Ельня  –  всего - навсего районный городок. Но Ельнинский «выступ» был в глазах немцев важным узлом дорог, плацдармом для будущего наступления на Москву.

И хотя немцы в последний момент успели вытащить оттуда большую часть своих сильно пострадавших в боях войск и избежали окружения стой методичностью и искусством, которые потом проявляли еще не раз, вплоть до опрокинувшей все их прежние представления оглушительной сталинградской катастрофы, факт остается фактом: мы заставили их сделать то, чему они всеми силами противились, - оставить Ельню. И было бы антиисторично сопоставлять масштабы тогдашнего нашего успеха в ельнинских боях, скажем, с такими последующими событиями здесь же на Западном фронте, как окружение и крах всей немецкой группы армий «Центр» в 1944 г. Масштабы того и другого несравнимы, но и время несравнимо. Ликвидация Ельнинского выступа в сентябре 1941 г. была первой нашей успешной наступательной операцией, имевшей тогда большое принципиальное значение».

За освобождение Ельни приказом Наркома обороны от 18 сентября 1941 г. четыре стрелковые дивизии 24 - й армии: 100 - я, 127 - я, 153 - я и 161 - я первыми в Красной Армии были удостоены звания гвардейских с переименованием их соответственно в 1 - ю, 2 - ю, 3 - ю и 4 - ю гвардейские стрелковые дивизии.

Меньше чем через месяц после ликвидации Ельнинского выступа, на рассвете 2 октября 1941 г., главные силы группы армий «Центр» перешли в генеральное наступление на Москву. Части Красной Армии, прикрывавшие пути к столице, вступили в тяжелые, неравные бои.

24 - я армия, имея к этому времени в своем составе в основном дивизии народного ополчения г. Москвы, приняла на себя один из главных ударов фашистов, рвавшихся к столице. Воины - ополченцы во главе с командармом К. И. Ракутиным мужественно сражались с превосходящими силами врага, ценой собственных жизней заслонив родной город в боях под Ельней, Дррогобужем и Вязьмой. Многие из них остались безымянными лежать на полях сражений. В их числе оказался и отважный командарм генерал - майор К.И. Ракутин, боевой путь которого трагически оборвался в бою под Вязьмой в октябре 1941 г.

Все попытки установить обстоятельства и место гибели командарма успеха не имели, и до середины 1943 г. судьба К.И. Ракутина была неизвестна. С июня 1943 г. он был исключен из списков Красной Армии как пропавший без вести в боях против немецко - фашистских войск в 1941 г. Лишь после войны, в 1946 г., формулировка была изменена: «Погиб в 1941 г. на фронте Великой Отечественной войны», но точная дата, обстоятельства гибели и место захоронения командарма так и не были выяснены.

Встречавшийся с К.И. Ракутиным в боях под Ельней, Константин Симонов пытался установить его судьбу, о чем написал в «Разных днях войны»: «Загнав свои машины под деревья, мы подошли к военным. Их было всего человек пять. Генерал Ракутин, дивизионный комиссар - член Военного совета и трое пограничников - капитан и два сержанта. Это и составляло весь полевой штаб Ракутина, который мы искали.

...Мне понравился этот полевой штаб Ракутина и сам он, подвижный молодой генерал - пограничник, которому, видимо, не сиделось на месте. ...Он был совсем еще молод, на вид лет тридцати - на самом деле ему, кажется, было значительно больше, -белобрысый, высокий, хорошо скроенный, в генеральском френче, с маузером через плечо и без фуражки... Ему было тридцать девять лет, из них двадцать два года прошло на военной службе.

...Весной 1942 г. до меня дошли слухи, что Ракутин, раненый, застрелился в дни Вяземского окружения. Но, сколько я потом ни рылся в архивах, мне так и не удалось найти точных сведений о том, как погиб командующий 24 - й армией Константин Иванович Ракутин. Известно только, что он погиб в октябре 1941 г.».

Таким образом, до последнего времени оставались малоизученными в истории Великой Отечественной войны некоторые важные подробности Вяземской фронтовой оборонительной операции и окружения 4 - х советских армий (16 - й, 19 - й, 20 - й и 24 - й) в октябре 1941 г.

В связи с этим, внимание сотрудников историко - архивного поискового Центра «Судьба», занимающихся поиском незахороненных останков советских воинов, а также установлением судеб пропавших без вести и увековечением памяти защитников Отечества, павших на полях сражений в годы Великой Отечественной войны, привлек район г. Вязьмы Смоленской области.

Одной из своих задач мы считали установление обстоятельств гибели и места захоронения командующего 24 - й армией Резервного фронта генерал - майора К.И. Ракутина. Для этого на протяжении ряда лет (с 1989 по 1996 гг.) мы изучали документы, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, Российском Государственном военном архиве, Центральном архиве пограничных войск, Российском Центре хранения и изучения документов новейшей истории. Нами были исследованы сохранившиеся документы Резервного фронта, 24 - й армии, частей и соединений, входивших в её состав, и многое другое.

На основании этих данных мы установили, что 5 октября 1941 г. 24 - я армия после упорных оборонительных боев была вынуждена отступать и её штаб перешел на запасной КП в населенный пункт Волочек, в нескольких километрах от которого находился перекресток дорог, имевший важное значение, так как здесь перекрещивались последняя дорога из Ельни на северо-восток и дорога из Дорогобужа на юго - восток, которые было необходимо удерживать для обеспечения организованного отхода наших частей.

Несмотря на отчаянное сопротивление оборонявшихся, частям 268 - й пехотной дивизии противника, поддерживаемым сильным артиллерийским огнем и ударами авиации, к вечеру 6 октября удалось захватить этот перекресток и отрезать штаб 24 - й армии от её основных частей. В ночь с 6 на 7 октября остатки 139 - й, 8 - й и 6 - й стрелковых дивизий, подразделения армейских частей, танковая группа, артиллерия и тылы 24 - й армии с боями отходили на Семлево по дороге Семлево - Волочек. Штабы 103 - й и 106 - й механизированных дивизий, 303 - й и 19 - й стрелковых дивизий отходили вместе с 20 - й армией и частью войск 19 - й армии по дороге Дорогобуж – Семлево - Вязьма.

7 октября штаб 24 - й армии, во главе с генералом Ракутиным отступал с ополченской дивизией. В районе Семлево части этой дивизии, видя, что кольцо окружения замкнуто, залегли. Командарм Ракутин и Член Военного совета Иванов пошли непосредственно в части, чтобы оказать помощь командованию дивизии.

Как вспоминает бывший красноармеец А. Суслов, проходивший службу в батальоне охраны штаба 24 - й армии, «рядом с ним (Ракутиным - прим.авт.), в 10 - 15 метрах мне довелось ходить в атаку на прорыв, видимо в районе Семлево. Он шел в полный рост, в генеральской форме, в фуражке, с пистолетом в руке. Мы не прорвались и по приказу командования в больших, специально вырытых ямах сжигали штабные документы, предварительно облив их мазутом и бензином. После атаки я больше не видел генерала Ракутина».

Попытки организованного прорыва из окружения продолжались до утра 8 октября в треугольнике Гаврюково – Клин - Новоселки, но успеха не имели. К полудню 8 октября боевые действия на этом участке в основном завершились. Генерала Ракутина после неудачной попытки прорыва вечером 7 октября у деревни Гаврюково никто не видел.

8 октября в Семлево с частью штаба и двумя десятками машин прибыл начальник штаба 24 - й армии генерал - майор Кондратьев, возглавивший оборону Семлево. Но к исходу дня, когда немцы прорвали нашу оборону, под давлением противника оборонявшиеся были вынуждены отойти. Остатки штаба армии и попавших в окружение частей разрозненными группами начали выход из окружения в западном и северо - западном направлении вдоль заболоченной поймы реки Осьмы.

Генерал Кондратьев перешел на новый КП в район деревни Молошино. Командарма среди отходивших уже не было. По - видимому, он был убит вечером 7 или в ночь на 8 октября 1941 г. в районе деревень Гаврюково, Клин, Новоселки.

Исходя из анализа боевых действий и хронологии событий, мы пришли к выводу, что поисковые работы целесообразно проводить на территории Вяземского и Дорогобужского районов Смоленской области. В апреле 1996 г. сотрудниками историко - архивного поискового Центра «Судьба» ассоциации «Военные мемориалы» была спланирована целевая поисковая экспедиция с задачей установления обстоятельств и места гибели в октябре 1941 г. штабной группы 24 - й армии Резервного фронта во главе с её командующим - генералом К. И. Ракутиным. Предварительно нами была составлена схема боевых действий, маршрут перемещения штаба армии и обозначен район предполагаемой гибели командарма Ракутина. Шаг за шагом, на протяжении 17 дней участникам экспедиции пришлось изучать район боевых действий: визуально осматривать местность, обследовать множество оплывших воронок, осевших блиндажей и стрелковых ячеек, используя для этого щупы и металлоискатели.

На десятый день поисков, а именно 1 мая 1996 г., на дороге Волочек - Семлево, в районе урочища Гаврюково, в двух метрах от обочины дороги по особенностям грунта на глубине 40 см нами было обнаружено неизвестное захоронение. В процессе эксгумации этого захоронения, проводившейся 1 - 3 мая, были обнаружены останки 20 военнослужащих Красной Армии и 7 солдатских медальонов.

По уцелевшим записям в медальонных вкладышах удалось установить, что здесь захоронены красноармеец Демин Михаил Федорович, воентехник 1 ранга Жучилин Филипп Вавилович, красноармейцы Платонов Захар Алексеевич и Чижиков Иван. В остальных медальонах текст либо угас, либо они не были заполнены, причем один вкладыш практически истлел. После проверки в картотеке безвозвратных потерь Центрального архива МО РФ было установлено, что все они числились пропавшими без вести в октябре - ноябре 1941 г.

По знакам различия - петлицам и нарукавным нашивкам, частично сохранившимся на останках, записям в медальонных вкладышах мы установили воинские звания у восьми захороненных военнослужащих. Один был в звании генерал - майора, двое - в звании капитана, один -старший лейтенант, один - воентехник 1 ранга, один - лейтенант и двое - в звании красноармейца.

Для установления личности генерала, чьи останки были найдены в захоронении, нами был определен круг лиц высшего командного состава 24 - й армии, участвовавших в боевых действиях в этом районе в октябре 1941 г., и прослежены по документам их военные судьбы. После изучения личных дел и штабных документов, карточек учета и потерь офицерского состава, мы пришли к выводу, что в районе обнаружения останков могли погибнуть двое генералов - командующий 24 - й армией генерал - майор Ракутин Константин Иванович и командир 139 - й стрелковой дивизии генерал - майор Бобров Борис Дмитриевич.

Для идентификации личности погибшего сотрудниками Центральной судебно - медицинской лаборатории Министерства обороны было проведено криминалистическое исследование обнаруженных костных останков и их сравнение с прижизненными фотографиями обоих генералов. На основе программного антропологического исследования эксперты лаборатории пришли к заключению, что в соответствии с учетом выявленных совпадений идентификационных признаков, представленные на исследование костные останки не могут принадлежать генерал-майору Боброву Б.Д., а являются останками генерал-майора Ракутина К.И.

Таким образом, в результате комплексного исторического исследования, проведенного сотрудниками историко - архивного поискового Центра «Судьба» ассоциации «Военные мемориалы» и на основании заключения Центральной судебно - медицинской лаборатории МО РФ установлено, что останки генерала, найденные при поисковых работах на дороге Волочек - Семлево в районе урочища Гаврюково Дорогобужского района Смоленской области, являются останками командующего 24-й армии Резервного фронта генерал-майора Ракутина Константина Ивановича, 1902 г. рождения, геройски погибшего в бою 7 октября 1941 г.

После идентификации его останков мы организовали оперативный розыск родственников, который также увенчался успехом. Были разысканы родные дочери К. И. Ракутина, одна из которых - Аделина Константиновна проживает в Москве, и его внуки. Кроме того, нам удалось разыскать родственников красноармейца Демина М. Ф. и воентехника 1 ранга Жучилина Ф. В.

Учитывая пожелания родственников генерал - майора К.И. Ракутина, 6 декабря 1996 г., в канун празднования 55 - летия контрнаступления под Москвой, он вместе со своими боевыми товарищами был захоронен с воинскими почестями на мемориальном кладбище «Снегири», построенном Ассоциацией «Военные мемориалы» в Истринском районе Московской области.

Указом Президента СССР № 114 от 6 мая 1990 г. генерал - майору Ракутину К.И. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Еще раньше, 16 сентября 1976 г., приказом Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР, имя K. H. Paкутина присвоено одной из пограничных застав Северо - Восточного пограничного округа.

Сегодня мы вправе утверждать, что многолетняя целенаправленная работа сотрудников историко-архивного поискового Центра «Судьба» позволила прояснить одно из «белых пятен» отечественной военной истории.

Статья взята из Военно - исторического сборника ФПС РФ № 1.

 

Генерал - майор Ракутин К. И.

Поисковые работы историко - архивного центра "Судьба".

Перезахоронение.