Из описания боев на границе пограничников Кретингского пограничного отряда в первые дни войны

Не ранее 24 июня 1941 г.

Наш Кретингский пограничный отряд, командир отряда майор Бочаров, находился в Литовской ССР. Охранял сухопутную государственную границу, правым флангом упираясь в Балтийское море, левым уходя вглубь Литовской республики имел слева по стыку Таурагский пограничный отряд. Приняли мы на охрану этот участок 22 июня 1940 г. ...

22 июня 1941 г. я с товарищем по службе ефрейтором Уваровым шел в штаб отряда на дежурство. Ровно в 3—50, не доходя метров 100 до штаба, мы услышали выстрел со стороны Германии в районе 3-й заставы, расположенной на западной окраине г. Кретинга (в этом же городе находился и штаб отряда). Снаряд просвистел над головой и упал в районе гаража отряда... После 2—3 минутной паузы снаряды полетели в бесчис­ленном количестве и стали рваться в районе казармы роты связи, авто­роты и комендантского взвода, а также в гараже и в городе. Прибежав на телеграф, я связался со штабом войск г. Белосток и передал оперативному дежурному по штабу войск Белорусского округа, что г. Кретинга обстреливается артиллерийским огнем противника, после чего связь пре­кратилась. В это же время в 4—00 позвонили с 1-й комендатуры, расположенной в м. Паланга, что немцы перешли границу и атакуют коменда­туру силою до полка пехоты при поддержке мотоциклистов и бронемашин. После этого разговора связь прекратилась и с этой комендатурой...

В 4—10 начальник отряда дал распоряжение о переводе телефонного узла в подвальное помещение штаба отряда, но так как штаб отряда на­ходился примерно в 3 км от черты границы, то вскоре в городе завязалась перестрелка и началась эвакуация штаба. После того, как я с това­рищами вынес аппаратуру на машину и машина начала выезжать из города, мы завязали уличный бой с наседающей пехотой противника. Отходом личного состава приштабных подразделений и штабом отряда руко­водил майор Бочаров и комиссар отряда батальонный комиссар Лесняков, а артиллерийский обстрел немцы перенесли за город по отходящим обо­зам. Так мы вступили в соприкосновение с противником и повели уличный бой. О судьбе застав комендатур сведений не имею. Часов в 7 утра я с лейтенантом Тарасовым был послан в м. Плунге в штаб стрелковой дивизии с пакетом от майора Бочарова, который и доставили. По пути следования вели бой с группой просочившихся автоматчиков, в результате которого было истреблено нами несколько немцев и уничтожен ручной пулемет с расчетом. В 11 часов мы встретились с подошедшими группами нашего отряда и вместе с ними начали отход с боем до м. Телынай. Под Телынаем, заняв оборону, вели 2-дневный бой с численно превосходящим противником. С этого момента я находился при начальнике отряда в качестве связного. Отдельные бойцы и командиры в первом же бою показали беззаветную преданность нашей Родине и нашей партии и били наседающего противника до последних сил. Так техник-интендант Иванов застрелил из-за камня пятерых немцев, но не отошел с занимаемого рубежа.

Немцы вели наступление на нашу комендатуру силой до полка пехоты. Потери, нанесенные нашими подразделениями штаба отряда (рота связи, авторота, комендантский взвод и командирами штаба) противнику насчитывают около 2-х батальонов пехоты и несколько бронемашин.

В районе г. Шауляй мы вышли из окружения и соединились с 62-м стрелковым полком РККА, в котором участвовали в двух контратаках, после чего наш отряд, потрепанный в боях, усталый от переходов, был отведен в тыл...

В местечке под г. Ригой мы соединились с Таурагским погранотрядом  (подполковника Головкина), где продолжали нести охрану тыла.

Зайцев Иван Никанорович