Система охраны границ.

Исторические обстоятельства, в которых оказалась Россия после «изжития» Смутного времени, существенным образом повлияло на восстановления и функционирование системы охраны границ.

Одной из главных забот пограничной политики Российского государства в этот период было твердое установление границ и их закрепление в военном, политическом и экономическом отношении.

Фактически разрушенная в период Смутного времени система оборонительных рубежей России – Засечных черт – к началу царствования Романовых уже не соответствовала возлагавшимся на нее задачам. В результате этого прежде всего необходимо было восстановить сотни километров старой Заокской засечной черты и продолжить строительство новой – Белгородской, первые укрепления которой возникли в 1578 г.

Работа предстояла грандиозная, притом, что население России к середине XVII в. составляла всего лишь 5, 6 млн. человек, из них около 0, 8 млн. – население недавно воссоединенной Левобережной Украины. Между тем восстановительные работы необходимо было вести не только на укреплениях Заокской засечной черты, но и на всех оборонительных рубежах, опоясывающих государство.

Работа по восстановлению Засечных черт осложнялась тем, что за время Смуты значительно уменьшилось пограничное население. Однако меры, предпринятые Михаилом Федоровичем, по переселению крестьян в пограничные районы, позволили уже к 1616 г. восстановить в целом систему охраны границ. В разрядной «росписи» 1616 г. общее количество войск, участвовавшее в восстановление Заокской черты составляло 24 350 человек.

Однако восстановление Заокской Засечной черты в старых границах не решала проблему охраны границ России. Оборонительные рубежи переносятся в новые пространства. Так только в 1636 г. по указу Михаила Федоровича были построены города Чернавск, Козлов, Тамбов, Ломов, восстановлен Орел. Все они стали опорными элементами засечных полос.

В 1637 г. царь направил за линию Большой Засечной черты Федора Сухотина и подъячнего Евсея Юрьева. Задача – подготовка перенесения Большой Засечной черты на новые рубежи. Работы, начатые в 1634 – 1636 гг. получили четкий «государев план».

В 1638 г. руководство оборонительными укреплениями из Тулы начали перебазировать на юг – в Переяславль – Рязанский и Белгород. Главная задача строительства – создание условий, при которых службу можно нести меньшими силами, но с перекрытием максимального количества татарских торных сакм в степи. К 1645 г. на всех наиболее значительных путях крымцев и ногайцев встали крепости и остроги, соединенные в 1653 г. в единую линию. Тогда же по указу Алексея Михайловича начали формироваться полки в белгородских землях. В 1658 г. после окончательного переноса центра управления в Белгород данная черта стала называться Белгородской.

Одновременно со строительством Белгородской черты велось строительство Сибирской и Закамской черт.

В 70 – х гг. XVII в. южный фланг Белгородской черты был передвинут дальше на юг. К 1680 г., южнее Белгородской черты, возникла новая оборонительная линия – Изюмская черта, которая на отдельных участках отступала от Белгородской на расстояние до 200 км.

Белгородская и Изюмская оборонительные линии стали практически непреодолимым препятствием для южных недругов.

Опыт использования укрепленных оборонительных линий в полной мере использовал и Петр I. Особое внимание он уделял строительству Царицынской, Сибирской и Кавказской линий.

К 1717 г. Царицынская линия протянулась от Царицына в сторону Дона на 60 верст и включала в себя 4 крепости и 25 форпостов. Главной ее задачей была защита от набегов кубанских татар.

Сибирская линия делилась на три части: Ишимскую, Иртышскую и Колыванскую. Она тянулась от Оренбуржья до китайской границы и защищала южную границу от киргизов – кайсаков (казахов). Кавказская линия пролегала по р. Кубани до ее впадения в Азовское море и была призвана защищать кавказский участок границы.

После выхода к Балтике Петр I решил и здесь соорудить мощные защитные пояса. Морское побережье России на Балтике обустраивалось в качестве опорных пунктов крепостями Петербург, Кронштадт, Шлиссельбург, Кексгольм, Ревель, Нарва, Ивангород, Рогервик, Динаминд и др.

В то же время требования применяемы к южным, восточным и западным границам были совершенно разные. Разными были также принципы оформления границ, состав сил, их охранявших и защищавших, способы несения службы.

Из всей линии российских границ в то время наиболее оборудованными в техническом отношении были северо – западный и западный участки. Здесь необходимым атрибутом границы еще со старых времен было взаимное признание с соседями линии прохождения границы.

Межевые комиссии работали практически постоянно. При этом работа данных комиссий систематически согласовывалась и оформлялась в соответствующих документах с сопредельной стороной. Результаты их работы закреплялись в специальных царских указах. Причем в данных указах описывалась не только линия границы, но также знаки и прочие приметы, которыми она была отмечена. Кроме того, в договорах и грамотах давалась точная географическая привязка межей по рекам, их поворотам, группам деревьев, горам, дорогам, озерам и т. д. Вся граница отмечалась специальными отметками, рвам, вехам на деревьях и специально вкопанных столбах обозначалась также дата проведения границы. На участках, где было нельзя поставить соответствующие знаки, а также в местах возможных переходов копались ямы и рвы, образовавшие цепь и заполнялись углем.

В эпоху Петра I практика оформления государственных рубежей западного направления, сложившиеся в XVII в., сохранилась. Линия границы по – прежнему обозначалась особыми отметками на каменных и деревянных столбах.

Совершенно по – иному было на южных и юго – восточных рубежах страны. Договоры, заключавшиеся российским правительством с местными князьками и ханами, зачастую нарушались этими князьками. На данном политическом направлении не было возможности четко определить линию прохождения границы. В результате этого укрепленные линии практически отождествлялись с границей.

Это в полной мере относилось и к восточной границе. Кроме того положения осложнялось большой протяженностью границ и малонаселенностью. Это затрудняло сооружения смыкающихся укрепленных линий. Охрана восточных рубежей страны, по сути дела «носила очаговый характер».

Оборудование оборонительных сооружений на различных участках границы имело свои особенности. Относительно высокая плотность населения на северо – западном и западном направлениях позволило создать здесь централизованные оборонительные структуры.

Большие же расстояния между крепостями оборонительных линий на юге и востоке, отсутствие связи между населенными пунктами принуждали ввести в систему охраны границы такой элемент, как форпосты.

Режим российских границ в 1613 – 1725 гг. определялся общими задачами, которое ставило государство перед формированиями, несшими службу. В целом данные задачи были следующими: поддержание в порядке обозначенных линий границы; разведка, охрана и оборона по приходу войска в военном отношении; борьба с контрабандой, «воровскими и разбойными людьми».

С начала XVII в. поддержание знаков на границе в надлежащем порядке возлагалось на специальные команды, которые должны были систематически обновлять грани, рвы, столбы и прочие отметки.

С середины XVII в. особое внимание привлекла борьба с контрабандой. Защита государства в экономическом отношении была обязанностью всех субъектов охраны границы. Главным звеном являлись таможенные учреждения, которые укреплялись воинскими караулами.

На протяжении рассматриваемого периода таможни неоднократно переходили от государства в частные руки.

Защита границы в политическом отношении в первую очередь подразумевала наличие жесткого контроля за пересекающими ее лицами. Уже с начала XVII в. ни один иностранец не мог проехать в столицу без письменного разрешения, подписанного царем, а к середине XVII в. четко было установлено требование наличие разрешений для выезда за границу для подданных России.

Упорядочить систему по пропуску через границу попытался и Петр I. Немалым подспорьем стало введение паспортов, которые в служебной переписки именовались «пас». Проверки на границе подвергались не только частные лица, но и посольства. Кроме того был разработан специальный порядок пропуска через границу. После окрика караульного «Откуда идет?» – унтер – офицер из состава караула задавал следующие вопросы: «Откуда идет? Кто он? Куда он хочет итти? Какой чин есть? Какое оною имя есть? Имеет ли он пас?» Затем у проезжего отбирался паспорт и он препровождался к коменданту. Комендант, выслушав доклад сопровождающего осматривал паспорт и накладывал свою резолюцию. Лишь после этого проезжавший впускался в пределы империи.

Задачи по охране и защите границ в 1613 – 1725 гг. выполняли стрельцы, солдаты, драгуны, рейтары и казаки. Единой схемы применения сил и средств не существовало, все решала обстановка на данном участке границы. Общим для системы охраны и обороны границ было повсеместное привлечение к этому делу местного населения.

Кроме того в системе охраны границ также использовались поселенные полки. Так в XVII в. Петр I ввел ландмилицию.

Существовала тенденция постоянно повышать мобильность войск, несших охрану границы, из пеших (стрельцы, солдаты) они были переведены в конные (рейтеры, драгуны), и сведению в маневренные и оперативно управляемые корпуса. Примером этого могут служить корпуса, которые уже к 1616 г. стояли на «крымской украине».

Постепенное укрепление и оборудование пограничной линии влекло за собой необходимость введения систематического надзора за границей. Кроме форпостов более широко, а затем и повсеместно, стали применятся разъезды от караулов, несших службу на границе.

В целом в 1613 – 1725 гг. получила дальнейшее развитие система охраны границ, заложенная еще в XVI в.